vedia


… и на самом деле каждодневное беспорядочное движение, именуемое жизнью, но жизнью в этом своем только внешнем проявлении не являющееся – одна большая условность, в которую ты играешь. Которую либо принимаешь, подкрепляя отговорками собственного бездействия, либо однажды нарушаешь... или даже не так – которой просто становишься выше, обретая действительную жизнь, однажды просто перестав быть продолжением всеобщей условности. Стать не наброском, не эскизом человека, а человеком - не О ЧеМ-То, а ЧеМ – То СаМыМ по себе.

Наверное, я пока не способна на это. Знаешь, меня очень раздражает то, что я не могу с той же легкостью, что и ты поддерживать диалог, когда слова одного есть логичное и гармоничное продолжение слов другого. Игра в пинг-понг, в которой я пропускаю каждую твою подачу. И моё молчание и проявляет мою неспособность. Хотя молчание – это единственно искреннее, что я могу. Кто-то тоже это уже говорил, но я ощущаю себя инвалидом с перекошенным искривленным восприятием, потому что потеряла ориентир. И не ориентир даже, а внутреннее сосредоточение. И в поисках его блуждаю в бардаке мыслеформ, который-то и своим назвать не могу, потому что однажды все уже случилось, и я лишь повторение.

После посещения первопрестольной, действительно, изменилось, точнее, продолжило изменяться с невыносимым ускорением или во мне, или вокруг меня. Такое многомерное и многоразовое искажение не смыслов даже, а их продолжений, такие многоуровневые надстройки мыслей, и ЭТО то – что нужно продолжать? Это – осязаемая не сенсорно, но мыслимо, модель земного шара и потому, поверь, способная поместиться в руке, но одновременно бескрайне необъятное человеческое, целеустремленное и несоизмеримое?